Записи по дате
16:50 

Пора наконец поставить тчк в приключениях партии

пишет Свет

Дверь на ключ, и свинцом тоска

Боль в душе, словно смерть близка

Один лишь шаг сможет всё решить

Теперь ты враг, я не знаю, как мне жить

Как дальше жить

 

 

Сняв перчатку с левой руки, Гаути деловито отряхнул её от крови, не успевшей впитаться. Хафлинг был как никогда доволен. Настолько даже, что позволил себе ненадолго забыть о предстоящей решающей схватке. Сейчас ему в голову пришла идея, которую он счёл крайне занятной.

Тело, одетое в мифрильные доспехи, тело, едва ли не в два раза больше хафлингского, распростёрлось у ног Гаути. В стороне валялся бездонный мешок убитого. Гаути совершенно точно знал, сколько там золотых и серебра.

- Око дракона... Око дракона, увы, уже не продать, - усмехнувшись, пробормотал он и ткнул в веко лежащему. Затем снял с убитого перстень, наручи и талисман в виде монеты, уселся на тело, как на коня, и вновь вынул кинжал.

- Как ни крути, дружище, а день для тебя сегодня неудачный, - произнёс Гаути сочувственно и отшвырнул в кусты кусок плоти. - Сперва умер, теперь ещё и рассказать никому не сможешь... Без кадыка-то.

Оставалось самое приятное - облить лохматую голову клерика хмельной водой из фляги и поджечь. Поджечь так, как только один он и умел - взмахом ладони.

Впрочем, самое приятное впереди: ещё шаг, и долгожданная награда будет в его руках.

 

Мне колдун предсказал печаль

Долгий путь в грозовую даль

Он, словно зверь, чуял дым беды

Закрыта дверь, ливень смоет все следы

Так хочешь ты

 

Тяжёлая дверь казалась надёжно запертой. Он лично запер её и пообещал, что к рассвету вернётся.

- Уйдём отсюда, Хозяйка, давай уйдём, мне тревожно... - пищал крыс, спрятавшись в волосах эльфийки.

Нойя не отвечала. Прошло двое суток, но она по-прежнему не покидала этого места.

Несколько часов назад почувствовала, как в груди возникло чудовищное давление. Вздохнуть как следует стало невозможно. Сердце, без того изначально обречённое биться в клетке, ощутило, как прутья вокруг сомкнулись теснее.

Тем не менее Нойя дышала спокойно, бесшумно. Она знала, что этот путь нужно пройти до конца. Хотя бы потому, что он единственный.

 

Голос твой заблудился здесь

День и ночь он звучит во мне

Я молю отпустить меня

Но за стеклом вижу вновь твои глаза

Твои глаза

 

- Га-у-ти... - шепоток ветра.

Вскочил в холодном поту, едва не завопив: "Проклятая эльфийка, сколько ты будешь мне сниться?!"

Такое уже было. Когда? - Год назад, когда они повстречались в таверне.

... Бард - с той получилось легко и быстро. С клериком пришлось повозиться, он из живчиков... Был.

Идиоты. Добрячки. И "почти боги" со своими печатями, а такие никчёмные. Даже не сомневались в нём ни секунды. А его-то отметина, "горящая ладонь", разрушительная и безотказная, она совсем другой природы. Это всего-то навсего подарочек Хозяина, того, кто и предложил выгодное дело год назад. Приятное дополнение к обещанной награде в десять тысяч голдов.

- Хозяин... - полурослик со вкусом выругался. - Маги-шмаги долой, деньги в карман и - пошёл ты, Хозяин! И пошли вы все, я наконец буду сам себе хозяин!

Потом снова подумал о волшебнице, умилившись наивности и глупости. Что за толк - выучить дюжину языков, отличать одно заклинание от другого, если это ни на толику не помогло понять самого простого. Ведь долгое время твой приятель только и делал, что приноравливался, куда на твоей эльфийской спине лучше войдёт горящий кинжал.

 

Я видел сон, как в этот дом

Ты сердце принесла своё

И боль прошла, и умер страх в душе

Но дверь на ключ, и страх живуч

Что проклят я и обречён

Свинцом тоска, как будто смерть близка

Как смерть близка

 

Вынул связку отмычек. Время на помедлить, перевести дух. Щелчок в замке.

Длинный коридор, и в конце коридора у окна белое облако платья.

Она, цель, - волшебница.

Дернулась к нему навстречу, сделала несколько шагов.

- Рада, - раздалось эхом кругом. - Гаути, я так рада, что ты жив.

Маги-шмаги... Должна бы пахнуть крысой, а пахнет цветами. И не спросит, где Кроен?

Ещё шаг. Набросил удавку ей на шею, начал душить. Лицо её, и без того не слишком красивое, исказилось гримасой. Попыталась пятиться назад. Взгляд на хафлинга, только взгляд. В глазах не сразу появилась новая мысль. В глазах мысль, в одной дрожащей руке - книга заклинаний, в другой - щепотка компонентов.

Гаути хорошо знал все её способности. Да, сильна, но не была готова. И один удар кинжала должен добить.

Звуковое копьё. Полная мощь заклинания поразила хафлинга, едва устоявшего, выронившего удавку.

"... Нет, не в спину ... Лучше ударить спереди, чтобы видеть, как глаза замолчат," - подумал Гаути, исчезая, растворяясь в воздухе.

Волшебница произносила заклинание мигания, отражающее половину атак. Хафлинг возник на расстоянии вытянутой руки, сорвал с пояса зелье и швырнул эльфийке под ноги. Защитное заклятье тут же потеряло свою силу.

Волшебница услышала в сознании знакомый далёкий смешок.

- Печать. Теперь ты можешь узнать истинную её мощь, Нойя. Хотела - узнай. Для этого он и предал тебя.

Не вздохнуть.

Гаути, опуская руку на кинжал, посмотрел вверх, в лицо волшебнице. Помутневшие глаза метали молнии. Сочетания высокомерия и доброты там больше не было. За стенами с кровожадным воем бежал на подмогу со всех сторон ветер.

Гаути без страха занёс кинжал, ещё рывок, но... Рука не двигалась. Горящая ладонь... Проклятый Хозяин не только наделил её способностью. Он получил возможность в любой момент подчинить её своей воле.

- Но-йя. Выпусти силу, которая томилась в тебе, - шептал голос.

Длинные волосы эльфийки электризовались. Ветер уже шатал стены.

Хафлинг понял, что не успеет. Что ловкость впервые подведёт его.

Волшебница собрала в ладони мощь ветров и ударила; стихия, пробив крышу, с громом устремилась вверх.

И когда Нойя наклонилась и поцеловала его в лоб - того, кто был для неё важнее цели, Гаути успел-таки перехватить кинжал второй рукой и ударить что оставалось сил.


00:12 

пишет Свет

- Вот и ты меня предашь... - тихо и властно, будто склоняясь на вечере к Иуде, наконец произнес он.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Я ничего ему не ответил, во-первых, потому что не мог, а во-вторых...

 

- Достаточно во-первых, - прервал он моё молчание.


URL

Строжайшая

главная