Записи по дате
21:17 

Больше нет

пишет Свет
Если я верю, то категорично и специфично.
В смерть, например. Бабушка Ксеня, мамина мама, в честь которой мне дали имя при крещении, считается официально умершей почти десять лет назад. Я не была на похоронах. Вся семья поехала, а я осталась. Официально считается, что бабушка умерла в последних числах декабря. Мы виделись за неделю до этого. Я вела её в процедурную под руку, она очень тяжело дышала, но была довольна. Она меня очень любила и с самого моего рождения окружила заботой, везде брала с собой в Шахтах, а я её иногда сильно обижала. Бабушка со своими пятью детьми была сурова, порола и наказывала за малейшие проступки, а меня даже не ругала. Однажды, когда уже была сильно больна и попросила вымыть пол, я по-подростковой дурости упёрлась, и она заплакала, хотя такую тяжёлую жизнь она прожила стойко, что поискать... Много всего было. Она покупала мне с пенсии лимонад в баночках и научила молитвам, которые успокаивают меня, когда трудно. Так вот я верю, что она не умерла. Она жива - можно с дополнением "для меня", если хотите.

И я думала долгие годы, что смерти нет и не может быть. Но оказалось, что есть.
Мы полгода шли вместе. Поодиночке, конечно, как всегда, но вместе. Сперва этот человек мне даже не понравился, но мы проводили всё больше времени вместе. Почти каждый день. Шли, шли, шли... Через мост, мимо двух магазинов, на втором этаже собака лает из-за двери, на кухне грязно. Я его уважала - а ведь по-настоящему я не уважаю почти никого. Я им восхищалась. Я читала то, как он пишет, и была поражена. Никто в нашем хвалёном Литинституте так не пишет. Так не живёт - так не жил, так не чувствует. Я сама так не чувствую - и тем более не могу так описать. Он уезжал и возвращался, защищал и не опаздывал. Он звонил, я сама - почти никогда. Он импровизировал в игре - и это было красиво. Он сказал вдруг, что скоро уедет насовсем - и я даже подумала, что могу возненавидеть его, Я! - смешно, не ненавидящая никого, мне любой жук мил, я прощаю людей всегда, не имею злиться - вот просто нелогично возненавидеть, потому что он уедет насовсем и мы больше не будем идти-идти-идти. Но не возненавидела. Его становилось всё меньше и меньше, тихонько меньше в моих мыслях, в моём всём. Я оказалась безумно счастлива и без него - но он приехал, мы пили кофе, он сказал один бред, я другой, у меня задрожала рука с ложкой мороженого, а вскорости от каких-то совершенно нежданных эмоций у меня лопалась голова - мне надо было сказать во что бы то ни стало самые банальные, откровенные и сильные слова - а я никогда первой этого не говорила - да я вообще этого раньше вот так не говорила! - и всё же сказала, так неестественно оно прозвучало, как в кино или книге и как будто на весь город, хотя рядом не было людей, но город слышал точно.
А потом стало неясно, рядом он или далеко. Болезнь, болезнь. Лихорадка, агония, просветление.
Я вечером не сдала бельё кастелянше, потому что поняла, что он умирает. Позвонил, сослался на температуру. Уже знала, что температуры нет - а это верный признак скорого конца. Странный вечер. Странное утро. У постели умирающего. И ты понимаешь, что совсем скоро его не станет, и что нет никакой надежды, и всё-таки, сукаааа, надеешься. Ведь смерти до этого не было - и её вовсе не должно быть, без неё в мире тошно. Уже глаза запали и губы словно из воска - образно, конечно, а на деле он просто не отвечал на звонки, впервые за. Но - авось чудо. И сохранится тепло. В чём чёртов смысл пресловутой всей этой жизни - в тепле. Нет, не перезвонил. И я одна на чемодане сижу два часа на Павелецком вокзале г. Москва, изучая встречные ноги, и молюсь, и каждую минуту уверена, что сейчас он придёт. И каждую минуту знаю, что он и не собирался приходить. И каждую секунду до отправления поезда в последние сорок минут уверена, что сейчас он зайдёт в купе. И каждую секунду знаю, что он и не собирался приходить. Поезд трогается. Его больше нет. Можно потрогать - холодный. Безразлично. Всё. Это когда жизнь есть слёзы, переживания или даже возможная ненависть, а смерть - это нет ничего. Подмосковье с вечными берёзками за окном, я впервые лишилась близкого человека. К телу можно прикоснуться, можно приходить на могилку, но смерть - ЭТО НЕТ НИЧЕГО. Потом он позвонил, потом он хочет встречи, потом он сидит вконтакте, но он мёртвый. Я увидела смерть. Хорошо, если в первый и последний раз.

@темы: честных психов можно не лечить, это ад или просто темно?...

URL
19:22 

Мармеладные червячки, пьяницы на бордюре, квартира 13

пишет Свет
Позвонил по обыкновению в половину пятого. Песня Високосного года вначале стояла на все 'чужие' номера, но Кир звонил даже чаще, чем семья, поэтому песня стала ассоциироваться с ним, а мелодию 'чужих' я сменила.
Мне десять-пятнадцать минут хода от ДГТУ до места встречи, пересечения Ворошиловского и Красноармейской; он, как чаще всего бывает, уже ждёт. Буркнет 'Привет'. У него в руках неизменная чёрная папка. Идём разными путями и закоулками - так, конечно, по-приключенчески. Кир ведёт. Рассказывает истории из жизни. Ворчит то и дело на прохожих, на маршрутки - полушутя, ругается и угрожает папкой. Улыбаюсь каждый раз. Я тоже рассказывала что угодно, понимая, как что угодно неважно. А важно, что мы переходим мост. Что мы, что переходим. Он не в духе. Ему больно. Купил в киоске сигарету-сигару, курит. Я стараюсь не смотреть.
- Вот такой я мерзкий!..- говорит. Я кажется даже и не отвечаю, подхожу - тык ему в плечо лицом, глупо. Потом ещё показываю, что облако на медведя похоже. Кир усмехается.

15:26 

Трудъ

пишет Свет
С ума сойти, мне нравится моя работа. Секретарь в агенстве недвижимости я уже две недели как.
Обязанности ясны, начальство вменяемо, встаю в 8 - успеваю выспаться, товарищи в офисе общаются на равных, день пролетает быстро - не то что в библиотеке время тянулось как ириски. Прихожу домой, остаются силы заниматься. Теперь только получить зарплату в начале сентября, и совсем прыгать начну от удовольствия.

Вопрос: УРА?
1. Ура!!  11  (100%)
Всего: 11

@музыка: агенты-юноши смеются; кондиционер гудит

Строжайшая

главная